Производитель продуктов линии BIOEFFECTIVES

Интервью с профессором В.И. Рощиным

Об открытии полипренолов и исследованиях хвойных экстрактов состоялся разговор между начальником медицинского департамента ООО «Солагифт» Владимиром Трусовым и Виктором Рощиным, д.х.н., профессором, научным руководителем группы компаний, заведующим кафедрой технологии лесохимических продуктов химии древесины и физической химии Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета.

 

В.Б.: Виктор Иванович, вы были знакомы с основоположником лесобиохимии Федором Тимофеевичем Солодким. Вы являетесь его учеником и продолжателем его дела?

 

В.И.: Я возьму на себя такую смелость сказать “да”.  Я был его ученик и последователь, «пропитался» и вдохновился его идеями, читал все его труды, слушал лекции, участвовал в конференциях, которые он проводил, часто бывал у них в гостях, приходил, слушал и изучал. Солодкий был ученый очень глубоких знаний. Причем, даже на том уровне приборной базы, которая была в то время. Он обладал такой интуицией, что многие прогнозы о действии хвои, о которых он говорил, оказались потом пророческими.

 

В.Б.: Вы десятки лет занимаетесь лесобиохимией, и вероятно в России и даже в мире, являетесь главным специалистом по хвойным. Скажите, в чем ее особенность, уникальность, в чем ее сила?

 

В.И.: Надо сказать, что наши российские северные леса, в основном хвойные. И основной запас кислорода в атмосфере создается благодаря им. И даже в зимний период происходит определенный фотосинтез и выделение в воздух кислорода. Эти леса в свое время снабдили кислородом нашу атмосферу до такой степени, что появилась жизнь, появился человек, в конце концов.

 

В чем сила хвои? В ее системе защиты. Мы же все видим, что растению надо выжить самому, оно не может убежать, спрятаться от опасности. То есть все свои средства защиты дерево должно выработать изнутри. Все живые клетки сосредоточены в хвое и в молодых побегах – молодых веточках первого года. То есть все процессы основного и энергетического обмена протекают там. Т.к. клетки растений и млекопитающих, в том числе человека, в общем-то, живут по одним законам, поэтому то, что есть в растении, в полной мере может пригодиться и на благо человека.

Еще один фактор: в отличие от человека, хвойные растения живут в 10 раз дольше. И даже некоторые хвоинки живут до 50 лет, и только потом опадают – то есть этот срок сравним со сроком жизни человека. И замечу, что окружение, в котором растут хвойные – оно весьма агрессивно: патогены, микроорганизмы, грибы, насекомые-вредители, – они повсюду. Они и в почве, и в коре, на поверхности. Тем не менее, растение выживает, благодаря эволюции оно имеет способы себя защищать. Биозащита очень хитро устроена. Если бактерия пытается измениться, то она попадает под второе соединение, которое буквально имеет такое же строение, только чуть-чуть отличается. А значит появляются двойные связи, в другом месте - а это уже новые соединения, которые давят опять-таки на изменившиеся бактерии. Поэтому хвойные и живут так долго на нашей планете.

Нужно, в целом, относиться к природе с поклоном. И если уж идет заготовка древесины, то надо постараться использовать всю биомассу дерева: и хвою и корни. Ведь между кроной и корнями идет постоянный обмен питательными веществами: корневая система питает ствол с одной стороны, а с другой стороны забирает из кроны дерева питательные вещества, чтобы синтезировать свои защитные свойства.

 

В.Б.: То есть человек может использовать все компоненты дерева: и хвою, и древесину, и вещества, содержащиеся в корневой системе?


В.И.: Да, совершенно верно. Здесь важно постоянно изучать свойства хвои. Знаем мы пока очень мало. Столько в растении соединений и каждое имеет свой функционал и несет в себе какую-то задачу, эффективность, о которой мы сегодня еще не догадываемся.

 

В.Б.: То есть нам еще очень многое предстоит узнать и поучиться у деревьев – наших «старших братьев».

В.И. Абсолютно верно. Они ближе к планете, ко всей биомассе планеты, ведь эволюционный путь они прошли более значительный. Мы еще даже не можем понять, как растение вообще развивается, и как многие компоненты образуются в этом растении, и зачем вообще они ему нужны. 

 

В.Б.: последние 12 лет я работаю в компании, которая выполняет важную миссию – использование живых элементов дерева на благо человеку. Конечно, самым уникальным продуктом, который сейчас у нас есть, являются полипренолы. Я знаю, что вы были первооткрывателем и активным участником всего процесса исследований полипренолов. Расскажите подробнее.

 

В.И. Первый раз я выделил полипренолы в 1975-76 году. Когда мы установили эту группу соединений и ее строение и поняли зачем растению это было нужно, то вызвали к хвое очень большой интерес в научной среде. Но понадобилось по сути дела больше 40 лет, чтобы немного разобраться в этом деле. Довести до ума и технологию и саму идею использования этих соединений для медицины и человека. Потребовалось большое финансирование, были проведены экспериментальные исследования, доклинические и медицинские исследования. И все это с помощью компаний Солагифт, Солагран, лабораторий и производственных площадок завода SIBEX.

 

В.Б.: А Солодкий предполагал, что полипренолы существуют в хвое?

В.И.: Нет, о наличие полипренолов он не предполагал. За пять лет до того, как я выделил это соединение, он ушел из жизни. Да по сути дела, они еще даже в мире не были открыты. Впервые в хвое они были открыты мной в России, в нашей лаборатории Лесотехнической Академии.

А в те года еще даже не было проблемной лаборатории, Федор Тимофеевич был в начале пути. Первые продукты он получал еще в 1941г. когда в стенах университета была построена установка. Было выделено порядка 20 солдат, их сняли с фронта, они собирали хвою из Сосновки и других мест, привозили на санях в университет. И сотрудники, которые оставались в строю, и сам Федор Тимофеевич создавали первые продукты, которые поступали и на линию фронта, и в госпитали, и в детские сады. Те бывшие дети-блокадники, которые сейчас уже достаточно пожилые люди, вспоминают горьковатый вкус зеленой настойки – экстракта пихты. А это же было и средство против цинги, и имунномодулирующее, и имунностимулирующее средство. Оно действительно спасало жизнь.

 

В.Б.: Очень важная информация для меня, спасибо. На мой взгляд, такие исторические моменты, очень важны. Ведь мы все-таки преемники этих людей, спасавших когда-то и жителей блокадного Ленинграда и ликвидаторов чернобыльской катастрофы. Для нас это очень важно. Это некие такие фундаментальные и идеологические основы нашей деятельности. 

 

В.Б.: А полипренолы вы быстро идентифицировали?

В.И.: Достаточно быстро, потому что строение их простое. Это было легко сделать. Вот выделить чистым было очень сложно, и очень сложно было разработать технологию экстракции. Поскольку, чтобы начать те или иные медицинский испытания именно этого соединения, нужно было выделять их достаточно чисто.

 

В.Б.: В заключении нашей беседы я хочу сказать, что компания Солагифт уже в промышленных масштабах все это производит. И я рад показать продукты, которые когда-то выделил и изучал Ф.Т. Солодкий - Bioeffective А320, та самая хлорофилл-каротиновая паста. Это Абипренолы10, капсулы с полипренолами, которые обладают разнонаправленными действиями и очень эффективны, особенно сейчас, в период пандемии. И, конечно же, наш Клеточный сок пихты сибирской. Я очень благодарен вам лично, благодарен судьбе, за то, что много лет назад она нас с вами познакомила, соединила и мы продолжаем идти вместе по этому пути.

 

В.И.: Я, в свою очередь, очень благодарен и ученым и сотрудникам компании «Солагифт», которые воплотили результаты исследований в такие важные для человечества продукты, которые так актуальны сейчас для профилактики, терапии и реабилитации после COVID-19.

0.06 с